?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Прокуроры помогают экстремистам
lawer_tol
 

30 июня 2011 года решением Щелковского городского суда Московской области признаны экстремистскими информационные материалы Рона Хаббарда. В соответствии с требованиями законодательства после вступления судебного решения в законную силу они будут включены в федеральный список экстремистских материалов и запрещены к распространению на территории Российской Федерации. Между тем, один из последователей Хаббарда вполне успешно использует российскую правоохранительную и судебную систему, готовясь взять в свои руки целый завод.

«Его называют Учителем»


В начале «лихих 90-х» одним из самых известных предприятий страны стал Московский вентиляторный завод (МОВЕН) - в первую очередь, благодаря телевизионному рекламному ролику, слова которого до сих пор звучат в ушах нынешних сорокалетних – «Нам пора, и вам пора с вентиляторным заводом заключать договора».
Ролик был бодренький, но итог – кровавый. Президент завода Александр Миронов, ставший ярым сайентологом, последователем системы Хаббарда, в 1995 году был убит в собственном кабинете, потом на тот свет был отправлен и его преемник Вячеслав Ваксман. Так сайентология в российском сознании приобрела кровавый привкус. Но осталась привлекательной для некоторых людей. Почему? Наверное, потому, что это – про деньги.
Отцом сайентологии стал Лафайет Рон Хаббард - бывший писатель-фантаст, говоривший: «Если человек действительно хочет получить миллион долларов, то лучший способ - это основать свою собственную религию». Чем не руководство к действию?
Пока на МОВЕНе шел к своему концу сайентолог Миронов, в трехстах километрах от столицы, в Ярославле, творческие идеи зрели у другого поклонника Хаббарда –вице-президента банка «Регион» Сергея Басовца. Что интересно, происходило это в непосредственной близости от другого машиностроительного предприятия – производящего промышленные вибраторы Ярославского завода «Красный Маяк». (Жизнь полна удивительных совпадений!)
Сергей Клавдиевич, понятное дело, занимался бизнесом. И, наверное, тоже хотел получить миллион долларов. Возможно, даже не один. Но действовал он комплексно. В итоге он стал и акционером ЯЗКМ, и, видимо вняв ценному совету Хаббарда, тоже стал автором весьма своеобразного учения, издав книгу «Художественное введение в биопсихологику» (не пугайтесь собственного незнания – в научных кругах до "пришествия" Басовца такой термин не использовался).
Казалось бы – написал, и ладно. Да никто и не стал бы об этой книге вспоминать, если бы судьба сотен работников ЯЗКМ (как когда-то работников МОВЕНа) не переплелась с творением гуру.
В 1996 году Сергей Клавдиевич отбыл из Ярославля в Канаду – поближе к родным местам г-на Хаббарда и некоторых других вдохновлявших его авторов, включенных Басовцом в «золотой список». Но кое-какие бизнес-интересы в Ярославле у него остались. В 1998 году Сергей Клавдиевич даже принял участие в регистрации новой фирмы - ЗАО “Вибропромтех” с уставным капиталом 10 тыс. руб. Доли распределились так: вице-президент банка «Регион» Сонин — 44,6%, Басовец — 31,6%, Хабарина (жена президента банка «Регион»)— 23,8%. В уставе ЗАО было записано, что все решения принимаются только большинством голосов в 75%.
Зная, что они ни на что не влияют, Хабарин даже не стал оплачивать распределенные ему 238 акций. А по закону, если в течение года акции не оплачиваются, они переходят в собственность общества и потом могут быть выкуплены другими участниками пропорционально их долям. Генеральный директор «Вибропромтеха» послал Сонину и Басовцу заказные письма с предложением выкупить акции Хабариной. От Басовца ответа не последовало, и тогда Сонин приобрел все ее акции себе.
Единственным активом фирмы были 47% акций ярославского завода «Красный маяк», который уверенно шел к банкротству. Видимо, и для Басовца большого интереса он не представлял.
Между тем директриса завода-банкрота Григорьева в 2000 году попала под уголовное дело за растраты и налоговые аферы с “проблемными” банками — и уволилась. Освободившееся место был вынужден был занять акционер Сонин, пытавшийся спасти гибнущий завод.
Басовец в это же время издал «Художественное введение в биопсихологику» (Торонто-Ярославль, 2000 г., 304 страницы). Про автора в аннотации говорится скромно: «Сильный экстрасенс, одновременно с этим имеющий глубокие познания в области мировых религий и эзотерических школ. О нем можно услышать как об оккультном мастере и широко образованном мистике. Для многих он - Гуру. Многие называют его Учителем».
Сонин ни экстрасенсом, ни оккультным мастером не был, стать Гуру тоже не стремился. Он, как герой Ричарда Гира из «Красотки», просто ушел из финансового бизнеса в промышленный и захотел «строить вместе корабли» - то есть выпускать качественные электродвигатели, строительную технику и кое-что еще (у завода есть «оборонная» составляющая). Что поделаешь, видимо, сыграло-таки в выпускнике Физтеха техническое начало.
И Сонину это удалось – проблемы с долгами были урегулированы, предприятие начало уверенно развиваться. Объемы продаж росли, а вслед за ними росли зарплата персонала и платежи в бюджет. Сейчас модернизированный ЯЗКМ признан одним из лучших машиностроительных предприятий Ярославской области.
Параллельно с наведением порядка на заводе Сонин вел переговоры с Басовцом о покупке его доли в ЗАО “Вибропромтех”. Партнеры несколько раз договаривались, но сделка всякий раз срывалась из-за того, что Басовец в последний момент увеличивал цену. Все изменилось в 2003 году. Басовец в очередной раз приехал в Ярославль и увидел, что завод процветает. Сонин даже затеял переезд цехов из центра города в промзону. Это, во-первых, позволило лучше организовать производство. А во-вторых, освободились помещения в центре, которые Сонин решил перепрофилировать под культурно-коммерческий центр и сдавать в аренду – это «всего-навсего» около 40 тысяч квадратных метров, на которых сейчас в Ярославле размещаются автосалоны «Toyota», «Volvo», «Land Rover», региональный офис «Билайна», рестораны, кафе и множество офисов.
И тут планы у Басовца поменялись. Как писал Хаббард, «Заниматься за гроши сочинительством - это невыгодно». Канада – неплохая страна, но в Ярославле дело пахло уже не «миллионом» и не двумя. Вместо продажи Сонину своей доли он вдруг предъявил дарственную от Хабариной, которая якобы передала ему свои акции. А значит, контроль над фирмой должен принадлежать ему, а не Сонину.
В «Этическом кодексе» Хаббарда прямо отмечалось: «Тот, кто объявляется врагом, находится вне закона. Его нужно лишить собственности, унизить любым способом. Его можно оболгать и даже уничтожить». А обычной тактикой сайентологов является «изматывание» противников судебными разбирательствами.
Сонин Хаббарда, наверное, не читал. Не читал к тому времени и Басовца, который произвел на свет, например, вот такую сентенцию: «трактовка моральности поступка является вещью, производной от объективной выгоды».
Зря, Константин Викторович, соломки бы подложили…

Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй

8 апреля Басовец, прихватив с собой известного в Ярославле энтузиаста восточных единоборств, пришел в офис ЗАО «Вибропромтех» и силой забрал печать и учредительные документы фирмы. Впоследствии суд квалифицировал эти действия Басовца как самоуправство. Но наказания Басовец не понес, потому что… истек срок давности. При этом следствием нападения стало переоформление канадским жителем «Вибропромтеха» на себя. И начались процессы в арбитражных судах. Причем, в них участвовали сразу две фирмы «Вибропромтех»: одну контролировал Басовец, другую — Сонин.
Вскоре стало понятно, что нападение на офис – это цветочки.
3 апреля 2003 года на телефон 02 аноним сообщил, что Сонин торгует наркотиками. При этом ему на дачу подбрасывают героин и весы. К счастью, в такую топорную провокацию тогда никто не поверил.
Затем пролилась кровь. В 2005 г. во дворе школы №36 города Ярославля на глазах у детей был убит водитель Сонина Илья Румянцев. Он отвозил на уроки дочку директора. Следствие пришло к выводу о произошедшей ошибке в объекте посягательства – обычно ребенка в школу отвозил сам Сонин, а водитель и по комплекции, и по стилю одежды был похож на него. В ходе следствия Сонин добровольно прошел проверку на полиграфе, а вот Басовец от нее отказался. Уголовное дело, впрочем, ничем и не закончилось – убийцу так и не нашли.
Интересно, что при расследовании дела об убийстве Румянцева была установлена прямая связь Басовца с представителями одной из подмосковных организованных преступных группировок. В своем письме начальник отдела по расследованию особо важных дел Ярославского СУ СКП пишет о том, что «подольские» решают «все финансовые и организационные вопросы по установлению контроля над предприятием».
Как они «решали» эти вопросы, можно только догадываться. Впоследствии в Интернете появится копия детального плана захвата «Красного Маяка», в котором особый упор сделан на необходимость возбуждения уголовных дел. Для этого предлагается использовать «операторский ресурс» в Мосгорсуде, органах МВД и Следственном комитете, а также в Генпрокуратуре.
В 2007 году сотрудниками Главного Управления МВД по Центральному федеральному округу было возбуждено уголовное дело в отношении Сонина – его вдруг заподозрили в том, что он приобрел акции Хабариной мошенническим путем и, следовательно, незаконно руководил "Вибропромтехом".
В деле была явная нестыковка: предполагаемое преступление было совершено в Ярославле, возможные участники и свидетели проживают здесь же, а дело возбудили в Москве, хотя это – подследственность районного ОБЭПа.
В августе московские следователи прибыли в Ярославль в сопровождении бойцов СОБРа и устроили «маски-шоу» на ЯЗКМ и в квартире Сонина. Это действо в общей сложности продолжалось 19 часов. У Сонина на исходе бессонной ночи прихватило сердце. Коллеги вызвали «скорую», директора на «скорой» увезли в больницу, а затем перевели из обычной палаты в реанимационную. В официальном ответе на запрос из МВД главврач больницы 9 августа привел заключение консилиума: «Больному предписан постельный режим. Участие пациента в следственных действиях, а также его проезд автотранспортом из Ярославля в Москву противопоказаны».
Но церемониться с Сониным не стали: выдернули капельницу, сорвали датчики кардиомонитора, защелкнули наручники, силой уложили больного на каталку. Пробив ею, как тараном, собравшуюся в коридоре толпу, Сонина вывезли на улицу, перегрузили в «скорую» и повезли в Москву. И только там выяснилось: санкций на арест у милиционеров не было. Сонина на той же «скорой» вернули в Ярославль. Там врачи зафиксировали последствия задержания: 19 ссадин и кровоподтеков.
Возбужденное против Сонина уголовное дело вскоре было закрыто – это сделал заместитель генерального прокурора Малиновский. Но другой заместитель генпрокурора, Буксман, его решение отменил. И правоохранительная машина поехала дальше – по накатанной колее.
В декабре 2008 года на территории ЯЗКМ вновь появились правоохранители из Москвы. Они опять изъяли ранее уже изымавшиеся документы. А потом Сонина и юриста предприятия Дмитрия Чекалова препроводили в Москву, выпустив из камер лишь много дней спустя.

Почем теперь мораль?

После прекращения и возобновления следствия, арестов, смены пяти следователей четырех следственных органов уголовное дело в конечном итоге оказалось в СУ СК по ЦФО. А затем его принял… Замоскворецкий суд Москвы. Обвиняемый и его защита в соответствии с УПК попросили изменить территориальную подсудность уголовного дела и рассмотреть его "с целью процессуальной экономии" в Ярославле. Но Замоскворецкий суд ответил, что у него нет таких полномочий. В том же духе высказались Московский городской и Верховный суды. Правда, уже в этом году Конституционный суд в своем определении, направленном Сонину, разъяснил: нормы закона «прямо предусматривают, что вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается председателем или заместителем председателя суда, вышестоящего по отношению к суду, в который поступило дело». Но теперь это может сыграть свою роль только после суда – при обжаловании приговор признается недействительным, если «неправильным» был сам суд.
10 месяцев рассмотрения дела в суде оригинальностью не отличились. Очевидцы процесса вскоре заметили: выслушивать обвиняемого, его адвокатов и свидетелей судья просто не хочет. В четырех десятках заседаний суд так и не заинтересовался даже явными нестыковками в деле. Вот элементарный пример. Московское следствие заказало экспертизу в курской аудиторской компании, и ее эксперты умудрились «высчитать», что 32169 акций от 117100 акций составляют 54,94% (любой школьник скажет, что это 27,47%). Защита пригласила в суд специалиста-оценщика, чтобы показать суду нелепость «экспертного» заключения, представленного следствием. Но даже тут получила от ворот поворот. Вот расшифровка фрагмента диктофонной записи заседания:
Сонин
Скажите, пожалуйста, 32 тысячи 169 штук акций от 117 тысячи 100 штук акций составляют 54,94% или 27,47%?
Судья
Вопрос снят, как наводящий.

Специалисту так и не дали изложить свою позицию по абсурдным выводам «экспертов». А его собственное заключение суд отказался и выслушать, и приобщить к материалам дела. Апофеозом тут стала фраза гособвинителя: «В связи с тем, что я возражаю против приобщения данного документа, считаю, что нет оснований для постановки перед специалистом таких вопросов и исследования самого документа».
Вот так, предельно откровенно: если обвинение не хочет слушать аргументы защиты, то и суд не должен их рассматривать. И судья Федин с этим тут же согласился. Его позиция была проста: суд не будет выслушивать показания приглашенного защитой специалиста, если они будут касаться материалов рассматриваемого уголовного дела. Пусть говорит о чем-нибудь другом.
Итог был закономерен. 28 июня, прозаседав до 21.30 час., но так и не прислушавшись к аргументам защиты, суд объявил о прекращении судебного следствия и начале прений. Это значит, что приговор может быть вынесен в ближайшее время.

Как писал Сергей Басовец, «моральные принципы имеют свою цену»… Вот только кто будет платить? Сонин? Басовец? Или сотни работников ныне благополучного ЯЗКМ, чьи судьбы так хочет решать «сильный экстрасенс, оккультный мастер, широко образованный мистик, Гуру и Учитель»?
Наверное, судья Федин нам ответил бы привычной фразой:
- Вопрос снят, как наводящий.









  • 1
скажите, Александр, а у Вас есть адвокат? если Вам что-нибудь подбросят - кто Вас вытаскивать будет?

У адвокатов, как правило, нет адвоката. Но, думаю, другие юристы, проходящие по делу, и юзеры Живого Журнала не оставят данный факт без внимания. В целом же, надеюсь, что время "подбросов" и фальсификаций прошло - и в суде после перерыва мы будем наконец-таки говорить об обстоятельствах так называемого "дела".

Общественный резонанс

Попытайтесь рассказать об этом деле местной и федеральной прессе, телевидению. Может быть встретиться с представителями какой нибудь партии или депутатами от Ярославля в госдуме. Нужен общественный резонанс, работники завода в конце концов в курсе происходящего? Жулики боятся "популярности", чем больше гласности тем лучше.
Желаю успехов в борьбе с беспределом!

Re: Общественный резонанс

Мы пытаемся выйти на федеральный уровень, т.к. местные СМИ, к сожалению, не могут тягаться тем самым "операторским ресурсом" в Москве. Работники в курсе происходящего и готовы к массовым акциям, но имидж самого предприятия не может страдать - у него серьезные заказы по всей стране, в т.ч. и от государства. Позиция Генпрокуратуры на этом фоне выглядит крайне непонятной.

Re: Общественный резонанс

в "Человек и Закон" обращались?

  • 1